Библиограф - русские авторы. Выпуск 025



9bc328a2

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 025 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 49. Васильев В. - Васильева Т.

В этой главе опубликовано


Васильев Борис - Олексины
Роман «Дом, который построил Дед» знакомит читателей с молодым поколением дворянского рода Олексиных. Судьбой им были уготованы тяжкие испытания: Первая мировая война, отречение государя, революция, Гражданская война… Разлом российской государственности повлек за собой и раскол семьи, заставив ее членов стать по разные стороны баррикад. Но главный герой, с честью пройдя через многие мытарства, до конца остался верен себе, своему долгу и своему Отечеству.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
1
Я давно собирался написать эту книгу — книгу о Доме, который построил Дед. Я пишу с заглавных букв потому, что Дом, о котором намереваюсь рассказывать, — не просто стены, пол да потолок, но и семья, которая тоже являлась Домом.

Да и сам Дед был не просто родоначальником, а основателем, строителем, столпом и фундаментом как семьи, которую строил со дня свадьбы до дня смерти, так и дома, который сгорел после него в одну бедственную ночь, оставив после себя пепел надежд, ожог отчаяния и горький осадок горя. А все это — пепел, отчаяние и горе — не существует и не может существовать само по себе: они суть отпечатки любви, радостей, смеха, слез, восторгов, терпения и нетерпения — то есть всего того, что начинается жизнью и заканчивается смертью и, являясь трагедией, именуется комедией, чтобы не пугать в материнских утробах еще не родившихся младенцев. И я тоже не собираюсь никого пугать, но не собираюсь и вычеркивать из жизни страницы, которые могут омрачить читателя, ибо солнце без тени светит только в пустыне.
Жить — значит страдать, обмирая ли от счастья или каменея от горя, рыча от наслаждения или рыча от гнева, задыхаясь от нежности или бледнея от боли, но страдать, за себя или за других, ибо жизнь, лишенная страдания, превращается в способ существования белковых тел. Дед выстрадал свой Дом, и мне придется в большей степени рассказывать о страданиях, чем о столярных или плотницких работах, о процессе, а не о результате, о медленных количественных накоплениях, способных вдруг, помимо нашей воли или нашего желания, переходить в иное качество.

Например, в груду тлеющих головешек. И рассказывать тихо, ибо прошлому не нужны фанфары, а маршировать куда удобнее по дорогам, чем по кладбищам. Однако эта элементарная истина порою усваивается с огромным трудом, и многим так и не хватает жизни на то, чтобы понять, что даже самая прекрасная Триумфальная арка есть всегонавсего ворота во вчерашний день.
Из всякой человеческой жизни можно сделать роман, но — из жизни, а не из существования. А для того чтобы превратить свое существование в жизнь, человеку приходится рождаться дважды: как существу и как личности, и если в первом случае за него страдает мать, то во втором — он сам, лично, и далеко не у всех хватает на это отчаянности.

Стать личностью означает определить себя во времени и пространстве, выйти из толпы, не выходя из нее, вытянуться колоском на длинном стебельке, подверженном всем невзгодам изменчивой погоды нашей, всегда рискуя оказаться первой жертвой жнеца, традиционно изображаемого в виде старухи с косой в костлявых руках. Вопреки древним заветам, человечество всегда спешило положить на алтарь не первенцев, но первых, будь то костер Джордано Бруно, расстрел Гарсиа Лорки или еще какоелибо схожее деяние: вспоминать можно до бесконечности.

Васильев Борис - И Был Вечер И Было Утро
Васильев Борис - И Был Вечер, И Было Утро
Васильев Борис - Кажется Со Мной Пойдут В Разведку
Васильев Борис - Картежник И Бретер, Игрок И Дуэлянт
Васильев Борис - Князь Ярослав И Его Сыновья
Васильев Борис - Красные Жемчуга
Васильев Борис - Летят Мои Кони
Васильев Борис - Не Стреляйте В Белых Лебедей
Васильев Борис - Неопалимая Купина
Васильев Борис - Олексины 1
Продолжение главы 49

Глава 50. Васильева-Гангнус Л. - Веллер М.

В этой главе опубликовано


Васина Нина - Поезд Для Анны Карениной
Разрушитель женских сердец, красавец-офицер военной разведки предпочитает жен высокопоставленных чиновников. Расследуя случаи самоубийств женщин в возрасте, старший лейтенант Ева Курганова, агент федеральной службы безопасности, выходит на любовника-разведчика и уничтожает его. Гений-самоучка изобретает самонаводящееся на цвет и звук оружие, студент-журналист пишет о похоронах собак и крокодила, японский дипломат получает взятку.
Смешной и страшный криминальный роман о сильных женщинах и беззащитных мужчинах.
Часть первая
КРИМИНАЛЬНЫЕ ПОХОРОНЫ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ, ИЛИ ТЯЖЕЛОЕ МАТЕРИНСТВО КРАСАВИЦЫ ИЗ «ПЛЕЙБОЯ»
…Женщина — существо, зависимое от собственных инстинктов в большей степени, чем Мужчина, что дает ей право подчиняться только интуиции в неожиданных потрясениях.
…Мужчина, не имея сложной конструкции внутреннего чутья, вынужден больше полагаться на отвоеванное силой право повелевать, чем на разум.
…Женщина подобна хитрому совершенному зверьку, а… Мужчина — стреле, выпущенной по зверьку дрогнувшей рукой Бога.
Кумус, магистр.
«Книга о женщинах, мужчинах, детях, животных и богах»
Ольга Антоновна придирчиво осмотрела себя в огромном зеркале раздевалки. Вздохнула. Рядом с ней остановилась совсем молодая девочка.

Девочка смотрела в зеркало на Ольгу. Любопытство с легкой насмешкой.
«У меня костюм теннисный от Рикардо-Синти, а девочка сама юбочку подшивала, вот и уставилась…»
Ольга тут же одернула себя, автоматически отметив, что пора посетить психолога. Психолог почти два месяца внушал Ольге, что критерий ее нравственного здоровья — это полное равнодушие к тому, кто и как на тебя посмотрел. Все было бы прекрасно, но девочка в зеркале так молода.
Ольга вышла на корт. Яркое солнце и легкий запах еще свежей зелени напомнили о раннем лете Далеко впереди в почти прозрачной дымке Лужников плыл город.
— Хо!.. — Ольга с силой послала первый мяч в стену.
Ее окликнули, она махнула не глядя рукой и стала изматывать себя, убыстряя темп. Через двадцать минут перед глазами поплыли синие круги; пружиня шаг, она гордо пошла на открытый корт, опять заметив девочку из зеркала. Та болтала с высоким парнем в униформе.

Ольга подошла к метательной машине, оглянулась, отыскивая привычную щупленькую фигурку юркого китайца, — он обычно помогал ей с установкой метательной машины и собирал потом мячи. Никого. Ольга нетерпеливо постучала ракеткой о ладонь. Правая коленка предательски дрожала, не надо было так быстро…
— Простите… Я виноват. — Парень в униформе чуть поклонился, потом легко и почти невесомо подбежал к метателю и настроил его. Когда он выпрямился, Ольга с удивлением отметила его рост — «почти два, мама родная!..» — и платиновый цвет волос, чуть рыжих у корней.
Серое покрытие корта расцветилось оранжевыми мячами.
Ольга, уже не скрывая усталости, расслабленно побрела к ограждению, прихватила свое полотенце.
— Потанцуем? — Известная журналистка, свеженькая — яблочко, да и только, — хотя подмышки влажные, пританцовывая пошла рядом.
Ольга вспомнила, что обещала ей пару сетов, наклонилась низко, выдыхая, потом резко распрямилась. Журналистка, прикрыв козырьком ладони глаза, рассматривала подавальщика, собирающего мячи.

Васильева-Гангнус Людмила - Азбука Вежливости
Васильков Игорь - Тайна Двух Сфинксов
Васильченко Михаил - Изумрудное Кольцо
Васина Нина - 37 Девственников На Заказ
Васина Нина - Ева Курганова 1
Васина Нина - Ева Курганова 2
Васина Нина - Ева Курганова 3
Васина Нина - Ева Курганова 4
Васина Нина - Женщина- Апельсин
Васина Нина - Женщина-Апельсин - 1
Продолжение главы 50