9bc328a2 мдф водостойкий | сумка опт |

Васина Нина - Ева Курганова 4



ШПИОН, КОТОРОГО Я УБИЛА
Нина ВАСИНА
Анонс
Аналитик и модель "Плейбоя", снайпер и просто красивая женщина - суперагент Ева Курганова на этот раз столкнулась с делом, в котором все было поставлено с ног на голову... Бесследно исчез агент, пришедший на секретное задание в Театр оперы и балета.

При нем были материалы секретных разработок нового стратегического оружия. Совершенно точно одно - он не покидал здание театра. К исчезновению агента явно причастна служащая костюмерного цеха Надежда Булочкина.

Она точно что-то знает, но готова говорить только с Евой Кургановой.
Она назначает встречу Еве вечером в театре. И вот открывается занавес, вступает оркестр, и... на сцену падает труп...
1. Учительница
Пятого сентября утро случилось тихое и теплое. После нескольких дней проливных дождей, после холодного пронизывающего ветра, испортившего московским школам праздник, сентябрь затаил дыхание, извиняясь и невесомо забрасывая аллеи и дворы кленовым золотом.
У въезда во двор школы № 1496 стояли "Скорая" и полицейская машина. Ева Николаевна прошла мимо слушающего музыку водителя полицейской машины, одним взглядом отметила пустое нутро "Скорой" и остановилась, оценивая обстановку издалека.
У левого крыла школьного здания метались несколько учителей. Задрав головы вверх, они дружно, словно по команде, бросались все вместе то в одну сторону, то в другую. За ними таскались два спотыкающихся санитара, волоча тяжелый спортивный мат.

Школьники были организованно собраны подальше от здания и сдерживались полицейскими в форме. Ева посмотрела на крышу. Человек, устроивший все это безобразие, бегал по крыше и кричал. Именно отслеживая его перемещения, внизу бегала группа учителей, а за ними - санитары.

Ева подошла поближе, к застывшему как в столбняке высокому худому мужчине, безошибочно угадав в нем директора школы. Она отметила про себя отличный покрой пиджака, стильно подобранный галстук - директор иногда касался его нервно подергивающимися пальцами с ухоженными ногтями, - а еще - итальянские ботинки и горький запах дорогого одеколона.

Глазами, полными ужаса и муки, директор смотрел на крышу. Ева теперь хорошо разглядела юношу, бегающего там и выкрикивающего свои требования. Слово "фикус" повторялось чаще всего.
- Что ему надо от фикуса? - поинтересовалась Ева.
- Он требует, чтобы я его уволил. Сделайте же что-нибудь, Костя очень нервный мальчик! Он прыгнет, это не простые угрозы, он точно прыгнет! - Директор говорил шепотом, не поворачиваясь.
- А кто это - Фикус? - Ева решила выяснить все до конца.
- Это учитель физики. Да не стойте же столбом, он прыгнет в любой момент! Вы позвонили насчет брезента?
- А вы уволите Фикуса?
- Я ему уже сказал, что уволю всех учителей, только пусть слезет с крыши!
- Может, он не расслышал? Вы говорите погромче, даже я слышу вас с трудом.
Медленно повернувшись, директор уставился на стоявшую позади него женщину. Вероятно, он ожидал увидеть кого-то "при исполнении", в форме, поэтому, рассмотрев Еву, немного растерялся.
...это случилось, когда сентябрь уже повесил сушиться выстиранные медлительными дождями летние рассветы и сумерки...
- Что? - Она округлила глаза. - Я спрашиваю, понял ли вас этот Костя, а если понял, то почему он еще бегает по крыше?
- Он... Фикуса нет в школе, за ним поехали. - Директор заговорил нормальным голосом, и голос этот оказался приятным - низкий тембр, тщательно проговариваемые окончания. - Он требует, чтобы я при всех объявил Фикусу об увольнении. Вы из Службы спасения? Брезент при



Назад