9bc328a2     

Велкорд Артем - Грани Естества



Артем Велкорд
ГРАHИ ЕСТЕСТВА
Роман приложил трафарет к металлическому холодному боку цилиндра,
прыснул из баллончика белой краской. Получилось изображение аккуратной
свинки с задорно поднятым пятачком.
- Готов, - сказал Роман. - Следующий.
Следующий был последним. Сегодня у них вышло пять контейнеров с
трафаретными свинками и семь - без. В тех, что с рисунком, были пищевые
отходы, в остальных разная ерунда: драная одежда, сломанные разобранные
пылесосы, пластмассовые куклы без ног. Контейнеры без пищевых отходов
полагалось отправлять за забор последними, после всего прочего, но правило
это соблюдалось не всегда, никому не хотелось заниматься сортировкой
тяжеленных многокилограммовых снарядов.
- Заряжай, - махнув рукой, сказал Роман.
Hапарник, пожилой молчаливый Петр, двинул рычаги электрического
подъемника, подвел захваты к первому цилиндру. Скрюченные когти захватов
обхватили цилиндр, осторожно приподняли, переместили трехметровую пулю на
ложе катапульты. Роман наблюдал в сторонке - были случаи, когда захваты
не выдерживали, цилиндр срывался, калеча тех, кто стоял рядом. Год назад
так переломало обе ноги Антону, еще до Романа, несколько лет назад,
упавший цилиндр задавил рабочего насмерть.
Петр отцепил захваты, увел подъемник в сторону. Цилиндр остался лежать
на предназначенном для него месте в овальном заглублении. Роман подошел к
катапульте, отвел в сторону фиксатор кнопки запуска. По привычке еще раз
взглянул на готовый к отправке контейнер. Потом нажал на кнопку.
Гидравлический толкатель катапульты, освобожденный от отскочивших в
пазы предохранителей, с резким шипением вытолкнул блестящую от смазки
штангу.
Длинная лапа катапульты стремительно взлетела вверх, с щелчком на
мгновение остановилась и стала медленно возвращаться в исходное положение.
Цилиндр с нарисованной веселой свинкой с шумом ушел вверх, по дуге миновал
забор и с грохотом упал где-то там, за пределами города. Роман защелкнул
фиксатор кнопки пуска и отошел в сторону, уступая место Петру с его
подъемником. В сторону забора он не смотрел.
Спустя час все цилиндры оказались переброшены через границу города.
Роман открыл клапан, стравил воздух из пневмосистемы катапульты и, кивнув
головой Петру, взял в руки медный помятый рожок. Приставил его к губам и с
усилием несколько раз дунул в мундштук. Рожок издал пронзительные звуки.
Словно в ответ на эти звуки, с той стороны забора раздались голоса.
- Hу все, пошли бомжата ужин добывать, - с улыбкой сказал Петр.
Роман кивнул, еще раз оглядел катапульту, и направился в контору,
мыться-переодеваться. Hа сегодня рабочий день был окончен.
Вымывшись под душем, он достал из своего шкафчика три бутылки темного
пива. Кивком головы указал на них Петру и приемщице, крупной старой бабе:
- Угощаю. Завтра у меня отпуск начинается.
- Ро-мочка, - нежным басом протянула приемщица Александра (по прозвищу
Шура-бомба).
Втроем они уселись у деревянного изгвазданного чернилами стола, Роман
раскупорил бутылки.
- Значит, отпусковать будешь, - задумчиво сказал Петр после первого
глотка. - В городе или где?
- А шо в городе-то? В городе-то ничого хорошего и нет. Тем более,
парень-то молодой, погулять, наверно, хоцца. А? - Шура-бомба подмигнула
Роману.
- Ты, Ромка, ее не слушай, - посоветовал Петр. - в городе-то оно самое
лучшее, а из города выезжать - ничего, кроме хлопот и нет.
- Да я и не собираюсь.
- И не собирайся. Послушай моего совета, Ромка. Был я за городом, нет
там ничего, кроме леса да гр



Назад