9bc328a2

Введенский Николай - Странная Встреча



Николай Введенский
Странная встреча
- Беспокойная у меня работа, поэтому и сплю скверно, а может, и курю
слишком много. Вот и гуляю на ночь глядя, чтобы сон нагнать, - приятельски
говорил врач Лаврентьев своему спутнику - коротышке, одетому как будто на
вырост: шляпа то и дело налезала ему на глаза, пальто доходило чуть ли не
до пяток, и едва видневшиеся из-под него брюки были так длинны, что
волочились по земле. Лаврентьев говорил, а этот забавный человечек время
от времени поглядывал на него из-под шляпы маленькими круглыми глазками. -
Другой отработает свое время и идет отдыхать, переключается на новую
деятельность, а я не могу переключиться. Все мысли и сомнения одолевают.
Вот и сейчас шел и думал об этом больном из девятой палаты. Он поступил с
"психастенической формой психопатии", но теперь я все больше стал
сомневаться в правильности первоначального диагноза. Скорее всего он
страдает "параноидной формой шизофрении". Распознавание в таком случае
весьма сложно. Тут есть над чем поломать голову.
Лаврентьев замолчал, удивляясь своей общительности. Не в его характере
изливать душу первому встречному, и он не мог отделаться от впечатления,
что делает это против воли. Чувство досады и недоумения овладело им, и все
же слова так и лились с языка.
За несколько минут Лаврентьев рассказал этому ничем не привлекательному
незнакомцу то, чем делился только с самыми близкими друзьями, причем без
всяких вопросов с его стороны. Все это было весьма странным и к тому же...
- Мы с вами даже еще не познакомились, - спохватился он. - Я
врач-психиатр Лаврентьев.
- А я - Джоэфлория Эн, - раздалось снизу, и на минуту Лаврентьеву
показалось, что он говорит со шляпой, так как только она была доступна
взору.
- Интересно, кем вы работаете?
- Я наблюдаю за звездами, - ответила шляпа.
- Что же, очень приятно познакомиться с астрономом. До сих пор мне
казалось, что это какие-то особенные люди, и они меня всегда очень
интересовали.
Собеседники подошли к дому, где жил Лаврентьев.
- Не хотите ли зайти ко мне выпить чайку? - осведомился он.
- С удовольствием, - сразу же согласился Джоэфлория.
Подымаясь на пятый этаж, Лаврентьев думал, что, насмотревшись на своих
пациентов, видимо, утратил способность чему-либо удивляться. Коротышка вел
себя весьма необычно. Начать с того, что он стоял на углу улицы и
растерянно озирался. Врач хотел пройти мимо, подумав, что выражение
"свалился с Луны" как нельзя больше подходит к этому субъекту. Но тот
увязался следом, бормоча, что он никого не знает в этом городе, и, слушая
его несвязные жалобы, Лаврентьев почувствовал к нему жалость, а потом,
неожиданно для себя, разговорился. Теперь им овладело раздражение -
чувство, которое испытывает всякий воспитанный человек, когда предложение,
сделанное из вежливости, вдруг принимают за чистую монету. Оно быстро
прошло, уступив место любопытству.
- Вот моя комната, прошу, располагайтесь в кресле под торшером, -
говорил врач, внимательно разглядывая своего вечернего спутника.
Не только брюки, но и пиджак болтался на нем. На языке вертелся вопрос,
но задать его мешала все та же пресловутая воспитанность. Гость посмотрел
на лампочку.
- Сколько энергии пропадает впустую! - услышал Лаврентьев, но он готов
был поклясться, что Джоэфлория, сказав это, не раскрыл рта.
"Может быть, у меня начались галлюцинации, ведь я не сводил с него
глаз".
- Успокойтесь, - снова услышал врач, - мои мысли передаются прямо в ваш
мозг...
- Интересно... - протяну



Назад